Курс ЦБ:
USD 65.31
BYN 31.15
HKD 8.33
EUR 75.37
HRK 10.06
TRY 11.54
г. Красноярск ул. Молокова 64

Записки яхтсмена. Русский сезон на Средиземном море

Автор: Олег Морозов

Майские праздники, а так же демонстративный отказ Сибирской природы от концепции глобального потепления – два важных фактора, достаточных для того, чтобы целой группе сняться с нажитых мест и помчаться во все тяжкие.

Конечно, если быть до конца откровенным, то круиз по Средиземному морю задумывался давно. В таком деле нельзя без предварительной подготовки. Бронирование, к примеру, яхты, состоялось еще в сентябре, причем чартерные компании наперебой отказывали, и эта была «последняя на побережье» яхта такого размера. А размер у яхты Benetau Cyclades был ни много ни мало 50,5 футов.

Учитывая тот факт, что для меня такой размер яхты был необычен, да и это предполагался первый самостоятельный чартер, подготовка была даже излишне тщательной. Вся команда была собрана заранее и уже к ноябрю было полное ощущение, что можно выходить хоть завтра. Потом несколько месяцев томительного ожидания, и…

26.04. – вот оно морозное до отвращения апрельское утро. Группа невыспавшихся без пяти минут яхтсменов собралась в аэропорту «Емельяново». Ничто не предвещало легкого полета. Как принято последнее время у наших авиакомпаний, рейс задержали на полчаса, и пересадка в Москве на следующий рейс была несколько нервозной. Единственное что мы успели в Москве, это в качестве залога успешного путешествия, освоить DUTY FREE по 2л на человека…

Очередной раз сделав вывод, что летать на самолете немного страшновато, вся наша компания высадилась в Стамбуле. Мне удалось отбиться от таксистов, желающих подогнать нам Minibus, и как бывавший ранее в этой славной мировой торговой столице, я крикнул – айда на метро! На второй час передвижения, стоя с перегружеными сумками в вагоне, я уже старался не встречаться глазами с попутчиками, но потом мы приехали.

Должен сказать, что мне чрезвычайно повезло с командой. С другими, менее терпеливыми и толерантными будущими членами экипажа, у меня не было бы шансов добраться живым даже до яхты. Поэтому выражаю всей моей любимой команде большое человеческое спасибо!

Когда я выбирал через Интернет отель, в котором мы будем жить в Стамбуле до следующего перелета, его цена, уровень и место расположения мне казались удивительно удачными. Еще бы, прямо в центре самого центрального района Стамбула Sultanahmet, с видом на Святую Софию прямо из окна. Почему то меня ни капли не смутило совершенно нетурецкое название – DongYang Hotel. И только по прибытии на меня пришло прозрение – во всем отеле мы были единственными европеоидами J Эта милая гостиница была создана корейцами для корейцев, и наполнена была, соответственно, только корейцами. Отличные брошюры в холле на корейском языке об истории и достопримечательностях Стамбула стали на ближайшие два дня нашим любимым чтивом.

Чтобы не терять времени, не заснуть раньше, чем положено по Европейскому времени, и оперативно перестроить внутренние часы, мы решили начать туристическо-экскурсионную программу прямо сразу. Дойдя пешком до пролива «Золотой Рог», мы сели на туристический пароходик, и отправились в плавание по проливу Босфор. Очень красиво. Не смотря на то, что проделывал это не первый раз, виды древних крепостей, небоскребов, огромных вантовых мостов через пролив и тысяч разного размера суденышек – впечатляет до глубины души. Фотографируя виллы Новых Турков на побережье Босфора, мы попробовали прямо на борту турецкий чай – перезаваренный недочифир :) Очень вкусно, для тех кто еще ни разу не пробовал.

Вечером, в состоянии, близком к коматозному, мы отправились в один из очень вкусных рыбных ресторанчиков при рыбном рынке. Все было очень вкусно, хоть и не дешево. Пожалуй, это был самый вкусный рыбный ужин за весь период нашего пребывания в Стамбуле. Вы скажете – просто он был первый – возможно, но мне очень понравилось.

Отдельно стоит остановиться на Стамбульских кошках. Есть ощущение, что для турков эти животные если не священны, то уж точно неприкасаемы. Кот, который охотился за рыбой прямо на рыбном рынке, у нас в России бы в первые же минуты получил бы сапогом под ребра и был таков. Но Турки только улыбались и пшикали на него из специальных бутылочек водой. Из таких бутылочек наши домохозяйки цветы опрыскивают. Как и можно было ожидать, коту было неприятно, но не более того. Рывком схватив рыбу, он (ВНИМАНИЕ) никуда не убежал! Но начал грызть рыбешку в двух метрах от прилавка, видимо руководствуясь пониманием, что все равно теперь уже не отберут… Вот она, культурная пропасть между котами разных национальностей.

Еще помню, что мы ехали в гостиницу на такси. Прошло около 24 часов с нашего пробуждения, поэтому больше не помню ничего.

27.04. – Первое утро в Стамбуле, первая очередь на завтрак с голодными корейцами. Учитывая разницу во времени между Кореей (любой) и Турцией, мы пропускали их вперед с пониманием.

Насытившись, мы отправились осматривать ключевые достопримечательности. Нужно сказать, что выбрать из огромного количества всех мест, где стоит побывать, только те, куда можно успеть за один день, очень непростая задача. Мы отсортировали их по возрасту и первым отправились в древнеримское подземное водохранилище Bazilika. Под звуки завывающей музыки, в практически полной темноте, в компании с белыми рыбами и колоннами, которым несколько тысяч лет, мы быстро потеряли связь с Красноярском, его проблемами и заботами. Здесь очень четко понимаешь, как слабо все твои дела влияют на течение времен.

Следующим был памятник сразу нескольким цивилизациям – храм Святой Софии. Переходя от Римлян к Туркам и обратно, превращаясь, то в христианский храм, то в мечеть, он отлично сохранился. Уже в 10 утра очередь к входу была вполне сопоставима с советской очередью в мавзолей. И только мы пристроились в хвост к очереди, с нами быстро познакомилась целая стайка местных гидов. Выяснив, кто из них лучше говорит по русски, мы всего за 60 лир со всей компании отправились с ним на экскурсию. Первым же бонусом было то, что он провел нас мимо всех очередей и мы молниеносно оказались внутри.  Честно признаться, слушать его было одно удовольствие. Оказалось, что с каждым камешком в полу связано столько истории, что даже если половина – просто его экспромт – получилось очень красиво. Несколько часов в храме пролетели как одно мгновение. 

Следующим пунктом нашей программы была Голубая мечеть. Эта не первая

попытка в моей истории попасть туда внутрь, но как и все предыдущие, она не окончилась ничем – там шли моления. Нас не пустили даже на порог. Однако красивая легенда о ее возникновении и общее впечатление от величественности сооружения были вполне достаточны для того, чтобы мы посчитали возможным и здесь считать пункт программы выполненным.

Обед прошел в самом лучшем на мой взгляд заведении в районе Sultanahmet – в рестранчике Cozy Pub. Все выполнено в стиле ирландского паба, большие кружки пива, огромная доска над барной стойкой, где каждый мог мелом чего-нить намалевать, и улыбчивые официанты. Я вообще не люблю восточную кухню, где в беспорядке намешаны «сезонные овощи», поэтому считаю умение подавать мясо на гриле с картошкой весьма редким и ценным для турков.

Спокойные и степенные люди после сытного обеда обычно спят, но мы решили посетить древний форт Генуэзских купцов, которых не пускали в Константинополь – Галатскую башню. Этот впечатляющий памятник архитектуры находится не совсем в центре – нужно перейти мост через пролив Золотой Рог и подняться по ступенькам на весьма впечатляющий холм. Потемкинская лестница в г. Одесса отдыхает :) Дойдя до башни, утыкаешься в очередную очередь на право войти и прокатиться на лифте наверх, на смотровую площадку. Когда ее преодолеваешь, кажется, что все должно закончиться – но нет! Пройти по смотровой галерее и восхититься видами Стамбула с высоты птичьего полета мешает все – и узость галереи, и беспредельно наглые чайки, и не менее хамские молодые немцы, арийское происхождение которых позволяет им толкать всех остальных простолюдинов локтями как то особенно беззастенчиво.

Однако открывающиеся виды были восхитительны! Никто не остался равнодушным. Босфор, огромные сухогрузы и небоскребы, маленькие улочки и суденышки – все смешалось в такую адскую кашу, что стало понятно – да, Стамбул – Город Контрастов.

Спустившись с галатской башни по черному ходу внутри стены (очередь на лифт была за рамками добра и зла), большинством голосов наша группа приняла решение прекратить посещение достопримечтальностей. Состояние эмоциальной перегрузки от прикосновения к останкам великих цивилизаций мог компенсировать только шопинг. Мы направились – ну конечно, в один из крупнейших в Европе торговых центров – Canyon.

Это удивительное по своей архитектуре строение достойно посещения хотя бы потому, что оно реально выполнено в виде огромного каньона в земле, по стенам которого размещено бесчисленное количество бутиков, а на самом дне – несколько кафе под открытым небом, и фонтаны, и даже небольшая концертная площадка. Поскольку приехали мы на метро, то попали из станции по переходу прямо в нижнюю часть каньона, и как то сразу оказались в ресторанчике европейского вида. В отличие от исторического центра и достопримечательностей, туристов в торговом центре практически не было, и мы имели возможность наблюдать истинное поведение турков среднего класса. Оно, это поведение, не слишком отличается по поведения красноярцев того же среднего класса в таком же кафе, что наводит на мысль, что глобализация окончательно доедает остатки национальных традиций. Разница в языках – это то, что осталось еще пока в большинстве случаев.

 Потом наши девушки покупали, юноши скучали – ну все как обычно.

Отдельно хотел бы сказать о стамбульском метро. Для них метро – это и метро в нашем классическом понимании, и фуникулер, и наземный трамвай, и даже паром. Все это вместе является единой системой транспортного сообщения, пронизывающей весь город. Единая система билетов, переходов, турникетов. Немного обидно только, что зайдя в метро, нельзя кататься вечно, как это происходит у нас. Каждая пересадка – обязательно новый турникет, новый жетон, новые две лиры…

Выйдя из метро на поверхность, мы стали не только свидетелями, но и активными участниками потрясающего природного явления, грозы в Стамбуле. Сказать, что мы были никак к этому не готовы – ничего не сказать. Мгновенно мы оказались одними из самых мокрых существ на планете – и в таком виде вернулись в гостиницу. Переодевшись, мы сели в ближайшем ресторанчике поближе к обогревателям, и так и закончили свой самый длинный день в Стамбуле.

28.04. – внимательный читатель уже догадался, но даже для тех, кто скачет через строчку, напишу – энергии нашим девушкам было не занимать. Именно поэтому после крайне насыщенной пятницы в субботу они встали в 6 утра (!) чтобы успеть погулять по парку до завтрака. Конечно, парку было около 400 лет, но в 6 утра…

Придя с прогулки, где мы нашли аистов, вьющих гнезда на деревьях вместо ворон, и несколько бегущих за здоровьем стареющих турков, мы вернулись на завтрак к нашим корейцам. Подождав, когда все голодающие корейцы были накормлены, мы сели завтракать и обсуждать план на день. Учитывая, что через четыре часа вылет в Даламан, план должен быть очень коротким, таким он и получился:

- все идут в «музей исламского искусства (тут же недалеко)

- я иду покупать дорожную сумку побольше, потому что наши сувениры вперемешку с бутылками алкоголя уже никуда не влезают

Пока вся моя команда тщательно фотографировала каждый экспонат (видимо на случай внезапного сноса музея), я блестяще справился со своей задачей. Я приехал в район Laleli, где традиционно закупаются русские «челноки» и приобрел после непродолжительного торга сумку славной фирмы Caterpillar. Ну во всяком случае очень похожую на таковую. И довольно добротно сделанную – видимо из уважения к фирме, которая, сама того не зная, поделилась логотипом.

Моя команда еще осматривала музей, делать было нечего, и здесь я совершил одну из самых смешных глупостей в своей жизни. Я сел на лавочку в парке. Казалось бы, что тут такого, но не тут то было. Сначала я был атакован милым турецким мужчиной, который предлагал «много кожи» , причем конечно «как брату, недорого», потом еще продавцами чего, но потом – внимание, апофеоз, ко мне в ноги сел чистильщик обуви. Видимо мои запылившиеся туфли заметны издалека, но на мои слабые возражения он сделал такие глаза, что я даже поверил, что так здесь не ходят.

Слой гуталина, нанесенного на мои туфли, был настолько впечатляющим, что когда он сказал «100 лир», я даже не сразу понял, что происходит. Сумка Caterpillar стоила дешевле! На мой вопрос «WTF» - он удивился моей наивности и произнес что-то типа «белый господин меня удивляет. Теперь у него такие красивые туфли. И всего 100 лир за этот ботинок, ну еще 100 лир вот за тот, правый». Тут я очнулся окончательно, мы сторговались на 20 лир за оба :)

Спасая остатки наличных и нервную систему, я прибыл в гостиницу, встретил команду, мы сели на заранее заказанный автобус и помчались в аэропорт. Поскольку мы летели из Турции в Турцию, мы вылетали из Domestic Terminal, т.е. внутреннего терминала. Внутренний терминал Стамбульского аэропорта был настолько мал, что в какой-то момент я подумал, что внутренние рейсы в Турции непопулярны.

В этот момент мои мысли прервал еще один участник нашей экспедиции – мой младший брат. Он живет в Москве и прибыл в Стамбул отдельным рейсом так, чтобы вместе прокатиться на самолете до Даламана. У нас, бывших третий день в Турции, его наряд «куртка-джинсы-безумный взгляд» вызывал только улыбку старожилов.

Полет Стамбул-Даламан был самым коротким авиаперелетом в моей жизни. Взлетев на максимальную высоту, командир корабля радостно рассказал нам о высоте и скорости нашего полета (чувствовался элемент издевки в голосе) и тут же приступил к снижению. Горизонтального полета или периода, где можно было отстегнуть ремни, не было вообще.

Прибыв в Даламан, мы сели в трансферный автобус, который еще ранее был забронирован в чартерной компании, и мы отправились в Мармарис, к яхте. Все полтора часа дороги я пытался напомнить команде о правилах жизни на яхте, но под тряску и разговоры о бизнесе ничего приличного не вышло.

PUPA Yachting – так называлась наша чартерная компания, гостиница, марина и даже ресторан – были очень милы. Мы сразу нашли мегаяхту Cyclades 50.5, и начали расселяться. Вообще, сколько мы не договаривались заранее, кто где будет жить, без повторных переездов, бросания монеток, не обошлось.

Вы думаете, легко объяснить, как пользоваться туалетом на яхте, девяти человекам? Девяти человекам разного возраста, пола, и степени стеснительности … Да, непросто. А еще есть плитка, мойка, и прочее, прочее, прочее. Но мы справились, ведь жить нам вместе предстояло целую неделю.

Чуть не забыл, что в какой-то малозаметный момент между тем, как мы приехали, и тем, как мы расселились, мы нашли еще двух участников нашей банды – пару из Санкт-Петербурга. Так мы стали полноценным экипажем и приступили к распределению ролей. За каждым членом команды мужского пола была закреплена лебедка, все девушки разом были назначены стюардессами! Всем очень понравилось такое распределение, и все стали осваиваться. Вместительность холодильников подсказала, что пора бы собираться и направляться на закупку продуктов, в Мармарис.

Наши Питерские друзья подсказали, что тут от Пупа-марины в Мармарис ходит раз в полчаса розовый автобус, и мы стали его ждать. Автолюбители, которые уже давно не видели автобусов, ждут с трудом. Каждый из нас минимум по разу крикнул –«давайте уже такси позовем! Сколько можно! Лучше пешком! Эти автобусы вымерли!». И как раз, когда почти все решили ехать на такси, пришел автобус. РОЗОВЫЙ.

В Мармарисе наш путь был коротким и содержательным. В пределах двух кварталов от остановки автобуса мы посетили яхтенный магазин West Marine, где набрали перчаток, специальной обуви, шнурков для очков и подобных мелочей. Чуть дальше мы посетили магазин Tansas и купили там всевозможной еды, потом поужинали в кафе. Всем уже очень хотелось на яхту, поэтому обратного розового автобуса ждать не стали. Сделав сразу трех таксистов немного богаче, мы вернулись и легли спать.

Прежде чем перейти к жизнеописанию следующего дня, хотелось бы отдельно остановиться на процессе приемки лодки и подготовки документов для нашего непростого маршрута.

Во-первых, я не стал всерьез проверять все, что мне было предложено проверить. Конечно, я проверил такелаж, паруса, горение лампочек в каютах и все прочее, что чаще всего используется. Но я не проверял аварийное оборудование, запас горючего, сигнальные ракеты, горн и т.п., надеясь, что это не пригодится. Я был не прав, это пригодилось – при сдаче яхты.

Общаясь с чартерными компаниями, обязательно проверяйте все досконально. У меня сложилось ощущение, что люди, отвечающие за приемку яхты после плавания, испытывают садисткое наслаждение, задавая шкиперу вопросы типа «а где горн?», даже если шкипер не видал этого горна ранее ни разу.

Во-вторых, если Вы собираетесь пересекать границу между странами, в процессе плавания, исключений, упрощений, или несущественных моментов быть не может. Вы бы видели глаза нашего агента чартерной компании, готовящего Transit log, когда я сказал ему, что у одного из членов нашего экипажа нет визы. Нам пришлось включить все наше обаяние, чтобы создать у него ощущение, что все под контролем, и по приходу в Грецию этот участник путешествия просто не будет выходить на берег.

29.04 – утром, после плотного завтрака яичницей на борту, мы вышли в море. Чтобы не повторяться, я буду применять далее слово «Яичница», и это подразумевает следующее: Красноярцы проснулись в 7:00, Москвичи и Питерцы в 9:00, все позавтракали яичницей, сделанной заботливыми ручками наших девушек, желающие сходили в душ на берегу, все одели снаряжение, обулись, отключились от берега, сняли трап и под звуки саундтрека «Пираты карибского моря» отшвартовались.

Со временем эта процедура стала настолько автоматизированной, что смотреть на нашу команду было исключительно приятно. Многие знакомые капитаны не рекомендуют включать музыку во время швартовки или отхода, потому что это мешает слушать команды. Такие капитаны считают это плохой морской практикой. Должен сказать им всем – они многое теряют.

Конечно, в процессе швартовки, в котором всегда есть элемент творчества и непредсказуемости, все напряжены и фанфары неуместны. Но отход вполне может быть сопровожден бодрой мелодией, не содержащей слов. Чаще всего во время отхода матросы уже знают, что им нужно делать, а корректирующие маты капитана даже поверх бодрящей музыки отлично воспринимаются.

Очень важно, чтобы музыка начинала звучать строго в момент отхода, всегда одна и та же, и никогда всуе не повторялась. Это гарантирует, что команда уже на третий раз начнет узнавать ее с первых нот, будет с трепетом ждать этих звуков, и сборы с выходом станут значительно более организованными, сжатыми по времени. Ну и нельзя забывать о эффекте, производимом на соседние яхты. Всегда приятно, когда под звуки марша команда молча и споро выполняет отход.

Итак, отшвартовавшись от пирса Пупы, чуть не вписавшись на мель рядом с пирсом, мы вышли в залив Мармариса. Ветра конечно не было, да и его никто не ждал. 100-сильный мотор работал отлично, мы шли около 7 узлов и довольно быстро попали в бухту Чифлика.

Понимая, что команда состоит в основной своей массе из людей, попавших в море впервые, постановку парусов я отложил на чуть более позднее время, и первое знакомство с морем прошло под двигателем. Все осознали, что море далеко не такое ровное, как залив в Мармарисе, шла заметная волна, и экипаж был благодарен промежуточной остановке.

В Чифлике мы не стали швартоваться, а бросили якорь в центре бухты, и укрывшись от основного волнения, смогли комфортно пообедать и искупаться. Здесь хотелось бы отдельное «спасибо» сказать женской части нашего экипажа. Вся моя морская практика позволяет уверенно говорить, что у нас был самый лучший круиз с точки зрения питания. Блюда были сложными, вкусными, столы были накрыты с душой, с соблюдением всех правил сервировки. Было полное ощущение, чтобы не на борту небольшого суденышка в компании друзей, а на борту дорогого лайнера.

Ориентировочно в час дня, после сытного обеда и с отличным настроением, мы подняли якорь в Чифлике и отправились прямо на Родос. С каждым кабельтовым за кормой ветер усиливался. Глядя на карту и изучая прогнозы, я предполагал, что мы получим свежий ветер , и будем пересекать курсом «бейдевинд» весь пролив, но я совершенно не ожидал такой разницы между прогнозом и фактом.

В прогнозе четко значился ветер в 9-10 узлов и, рассчитывая на 4-5 узла хода, я рассчитывал на переход в 4 часа. Но отойдя где-то милю от турецкого берега, мы получили ветер в 22-24 узла! Был бы это океан, я бы уже начал брать рифы, но море было довольно ровным, ветер стабильным, лодка отличной, и мы полетели. Средняя скорость 9 узлов, местами до 9,5, с креном около 25 градусов, в исполнении 50-футовой яхты смотрелась впечатляюще. Особенно для команды, которая впервые поставив паруса, получила полный компекс ощущений от яхтинга.

Всю недолгую дорогу (на такой то скорости) экипаж держался молодцом. Конечно, с каждым перехлестом волны через бак, с каждым погружением бортовых лееров в воду, их глаза становились немного шире обычного, но никто не выдал волнения голосом.

Такелаж нагрузку держал плохо. Стоппер гроташкота не справлялся, и это означало потерю лебедки под постоянный контроль основного паруса. Под большой нагрузкой на стаксель левая лебедка начала травить стаксельшкот, не смотря на пять шлагов, поэтому веревку пришлось всю дорогу держать руками.Но все это только добавило драйва в процесс перехода.

Итак, переход на Родос занят всего два с небольшим часа, за которые все наглотались соленой воды, а наши бедные девушки приобрели зеленоватый оттенок лица. Я был искренне благодарен погоде за такую демонстрацию силы, это позволило исключить разговоры о важности средств спасения, своевременного исполнения команд капитана. Дисциплина на борту весь дальнейший  маршрут была исключительной.

Прибыв на Родос одним галсом «на трамвае», мы сняли паруса, поменяли турецкий флаг под правой краспицей на греческий, и приготовились к швартовке. Это была моя первая самостоятельная швартовка, с абсолютно непрофессиональной командой, сильным боковым ветром, в незнакомой марине, в другом государстве, с неполным комплектом документов на борту. Надо ли говорить, что я волновался. Сделав несколько кругов, мне удалось таки прицелиться кормой в пространство между двумя яхтами, и когда я уже был готов встать, выяснилось, что мертвого якоря (муринга) на меня не хватило. Сказать, что мое волнение значительно усилилось, это ничего не сказать.

 

В первый раз (не считая учебных), я заходил на швартовку, и сразу с боковым ветром узлов 18, одновременно разматывая якорь, и пытаясь вырулить 50-футовое судно в узкое пространство, которого для моей ширины явно не хватало. Подрулька, которая в другой ситуации могла бы помочь, с якорной цепью была совершенно бесполезна. Страшно звучит? Мне тоже было не по себе.

Когда моя корма поравнялась в якорями соседних яхт, я сбросил скорость, решив, что сейчас будем заходить с писком на кранцах. Матрос, стоявший на якоре, услышав реверсный рев двигателя, решил, что мы приехали, и прекратил выдавать якорь. Мы повисли на якорной цепи, и встали. Боковой ветер только и ждал этого, чтобы начать наваливать нас на соседа из Финляндии. Корректирующие маты позволили продолжить вход на парковочное место, но было поздно – желтой спасательной подковой мы оторвали у финского соседа торчащий за пределы лееров зеленый  фонарь.

Как мы встали, не помню. Помню только, что перевязывал все узлы за своими матросами, под укоризненные взгляды харбор-мастера и безумные крики «грин ламп, грин ламп» бородатого финна с соседней яхты.

Напряженная парковка не добавляла мне в копилку кармических бонусов, а меж тем мне предстояло договориваться с греками по весьма щепетильному поводу – у одного из членов моей команды не было визы в Грецию.

Состоялся разговор примерно следующего содержания:

- Друг, как тебя зовут?

- Олег

- Меня зовут Никос, друг, я харбор-мастер здесь, в Мандраки. Ты Шкипер?

- Да, я шкипер.

- Я понял. Скажи, в твоей команде есть еще шкиперы или матросы, обладающие какой нибудь компетенцией?

- Нет, сертификат шкипера есть только у меня.

- Я понял. Это плохо. У тебя получилась довольно плохая парковка, Олег. Много проблем. Особенно с зеленой лампой. Это будет дорого.

- Я понимаю. Сколько?

- Еще не знаю, но думаю, очень дорого. Я сейчас должен получить у тебя документы на яхту и паспорта для пограничного контроля.

- Мне нужно позвонить, есть один нюанс.

- Зачем тебе звонить? Кому?

- Просто мне нужно позвонить.

- У кого-то нет паспорта?

- Нет, у кого-то нет визы.

- Ок, я понял, я попробую это уладить.

Возможно, я не до конца понял все англогреческие обороты, но смысл разговора был именно такой. Откровенно говоря, я уже мысленно представлял себя лишенным лицензии, в греческой тюрьме, за провоз людей через государственную границу контрабандой. Чудом все обошлось. Через два часа грек приехал к нам на велосипеде, привез паспорта со штампами прохода в Грецию, и пожелал хорошего отдыха на Родосе. Он так же добавил, что зеленую лампу удалось прикрутить обратно, и это не будет нам ничего стоить.

Жизнь, воистину, чернобелополосатая.

Проведя релаксационно-реабилитационные мероприятия с капитаном, команда почти в полном составе (один без визы остался) двинулась на берег. Расположение единственной марины «Мандраки» для осмотра достопримечательностей оказалось исключительно выгодным. Собственно «Мандраки» входит в комплекс древнего города Родос, являясь историческим военным портом.

Здесь необходимо заметить, что первое и основное впечатление от Греции на Родосе состояло из двух тезисов:

  1. Великая история
  2. Абсолютное нежелание что-то модернизировать

В марине «Мандраки» стоянка яхты нашего размера обошлась нам 90 евро в сутки, однако кроме возможности примотать швартовы к старым ржавым кнехтам мы не получили ничего. В марине порваны и лежат под водой почти все муринги, туалет выглядит хуже, чем на трассе в средней полосе России, а душа нет вовсе. В общем, нулевой комфорт.

Однако, древние греки были очевидно более активными и трудолюбивыми людьми, чем теперешние. Город потряс своей красотой, великолепием, обилием памятников самых разных веков и наций, от 2 века до нашей эры, до 16 века нашей. Представлены сотни зданий, построенных и древними греками, и генуэзцами, и византийцами, и турками, и конечно, древними рыцарями-крестоносцами. Замок госпитальеров является самым крупным историческим объектом, поэтому мы решили оставить его на завтра.

Сегодня же мы заглянули в красивый ресторанчик с видом на море, странными зелеными стенами и результатами многочисленных попыток воссоздать древнегреческие скульптуры. Не всем понравились приготовленные блюда, но осознание того, что мы пришли через море подобно древним мореплавателям в другую страну, перебило все особенности местной кухни. Мы очень приятно поужинали, вернулись на яхту и легли спать.

30.04 – Яичница. Утром на заспанных лицах экипажа не осталось и намека на вчерашнюю нервозную напряженность. Все были готовы к разграблению острова. Девушки задумчиво изучали гардероб, юноши кошелек. Выдвинувшись около 10:00 на прогулку, мы попрощались с оставшимся на борту безвизовым членом экипажа.

Выходя с пирса, я встретился с Тасосом Тсантилосом и, пользуясь случаем, просил его посмотреть наши лампочки в кают-компании. Они перестали загораться, а в каждой уважающей себя марине есть технический сервис. Конечно, я бы мог и сам поковыряться в электропроводке, но я хотел дать возможность греку заработать, и тем самым немного загладить вину за вчерашнюю парковку. Опять же, по принципам, сформулированным еще Дейлом Карнеги, если ты просишь о себе позаботиться – это сильный шаг к примирению.

В отличие от вчерашнего дня, наше путешествие по городу Родос мы начали не с исторической части, а с обычных городских кварталов. Легкий шопинг позволил всем обзавестись самыми необычными головными уборами с надписью «Rodos», и мы отправились на пляж. Пляж в начале мая выглядел несколько уныло и безлюдно, но сибиряки морю рады в любом проявлении! Мы бросали камни, фотографировались на фоне прибоя, и всячески радовались судьбе.

Шагая вдоль побережья, мы пронаблюдали забавную морскую историю. Видимо, отправившись в  рейс с утра, несколько яхт вышли из марины и направились в сторону Турции. В это время, на горизонте нарисовался быстро приближающийся паром. Для тех, кто не видел морские паромы, сообщаю, что это весьма крупное судно с надписью «Что нибудь Ferry» или «Jadrolinia», передвигающееся по морю в водоизмещающем положении со скоростью узлов 30. Естественно, волна, которую поднимает этот аппарат, имеет высоту несколько метров, и на яхте встреча с этой волной грозит несколькими минутами серьезного дискомфорта.

Очевидно, зная это, только вышедшие из марины яхты, как мыши от кота, бросились врассыпную. Те, кто не стал ставить паруса, ушел на дизеле довольно далеко, а одна яхта замешкалась, и не смогла отойти на безопасное расстояние. Самой волны с берега мы не видели, но судя по амплитуде раскачки мачты, экипажу эта история явно запомнится.

Передвигаясь по побережью, мы прибыли к очередной достопримечательности острова Родос – аквариуму. Должен сказать, что подземный аквариум вызвал смешанные чувства. С одной стороны, подземелье, в стенах которого встроены аквариумы и на тебя то и дело кидаются самые разные морские твари, производит впечатление. При этом звучит мрачная и заунывная музыка, что создает еще более зловещее настроение. С другой стороны, он удивительно небольшой. То ли потому что он очень старый, то ли потому что Греция небогатая страна, но у нас в Красноярске аквариум больше.

Выйдя из аквариума, и обсуждая размеры древних тварей, представленных в аквариуме в засушенном виде, мы еще немного погуляли по побережью и отправились на яхту обедать. Гуляя в обратном направлении, мы не уставали удивляться пассивности греков. Наверное самым показательным было время работы большинства магазинчиков – с 10 до 14!

Прибыв на яхту, мы встретили прогуливающегося рядом Тасоса с электриком. Они не могли попасть на яхту все это время! Наш караульный безвизовый член экипажа, вместо того чтобы встречать дорогих гостей, уснул. Да так крепко, что призывные крики греков встретить их возвращались в ответ только мощным храпом…

Пока девушки готовили на обед креветок, мужская часть нашего экипажа увлеченно наблюдала, как греки ремонтировали электропроводку в каюткомпании. У них явно не очень получалось. Сначала они разобрали все выключатель, потом вытащили пару ламп, потом разобрали весь приборный щиток, видимо в надежде найти соответствующий предохранитель. Все это время они активно общались на греческом совершенно непонятно. Какова же была радость всех присутствующих, когда электрик наконец перестал ковырять потолок, повернулся к Тасосу, и произнес одно емкое, все объясняющее и всем понятное слово: «Kaput!»

И все же, не смотря на сложности, возникшие в процессе ремонта, после нескольких звонков Ахмету на базу Пупы, после непереводимой серии емких греческих слов, после замены почти всех проводов под крышей каюткомпании, лампочки загорелись. Мы вручили электрику 10 евро, и приступили к поеданию креветок со спагетти.

Не могу пропустить возможность еще раз выразить огромную благодарность девушкам, которые путешествовали с нами на яхте – наше питание не уступало ресторанному, и единственное, зачем мы иногда ходили питаться вне яхты – это антураж.

Вторая половина дня была посвящена освоению замка госпитальеров. Он оказался неописуемо огромен. Когда в детстве я читал книжки про рыцарей, я даже не мог себе представить, что стены в несколько метров толщиной действительно могут существовать. В замке на острове Родос есть все – и жуткие темные дыры, уходящие внутрь стены, куда можно смело бросить человека, и огромные рвы, и каменные ядра, и мосты, и бойницы, и флигели для размещения принцесс.

Гуляя по замку среди других немногочисленных туристов, мы увидели девушку, которая до сих пор стоит у меня перед глазами. Девушка в очень простом, но элегантно скроенном платье, стояла внутри стены, в переходе, и играла на скрипке. Своды перехода так усиливали звук, что создавалось ощущение, что сами стены поют. Мелодия была очень печальной, из каких-то кельтских мотивов. Мне подумалось тогда – не принцесса ли это из замка госпитальеров, просто в двадцать пятом колене? Но трезвый ум не пропустил в мое сердце эту версию. А может и зря.

Выйдя из замка, мы погрузились в дурман улочек старого города. Наши девушки срочно закупили килограммы мыла, сделанного из оливкового масла, юноши запаслись магнитиками, и мы отправились искать место для ужина. Хотелось чего-то эдакого, и поиски затянулись. В конце концов, как это часто бывает, выбрали какой-то довольно обычный, но уютный ресторанчик в садике какого-то дома. Свисающие отовсюду растения не давали обращать внимание на клеенку вместо скатерти, и мы очень приятно, душевно поужинали. Не смотря на то, что к этому времени за нашими плечами был всего один переход на яхте, все обратили внимание, что ощущение отпуска и полной оторванности от будничной повседневности достигнуто в полной мере.

Вечером, придя на яхту, мы с удовольствием обнаружили, что наш безвизовый дежурный все помыл. Уборка была как нельзя, кстати, и мы, переполненные чувствами, отсыпали ему часть мыла, магнитов, и прочих милых сувенирчиков.

01.05 – Яичница. Несколько страниц назад внимательный читатель наверняка обратил внимание, что в марине «Мандраки», где была пришвартована наша яхта, отсутствовали всякие удобства. Соответственно, в это утро даже самые нечистоплотные участники нашего путешествия принимали душ на яхте. Кто принимал полноценный душ на яхте, даже 50-футовой, то понимает, насколько это сложно-координационное приключение. Однако это все равно лучше, чем ходить туда, куда предлагают ходить греки в своей марине.

Пока одни члены экипажа завтракали и принимали душ, другие перевешивали греческий флаг под правой краспицей. Один из яхтсменов с соседней лодки указал нам (поздновато), что у нас флаг висит вверх ногами… Наверное, этот факт был жирным восклицательным знаком в наших отношениях с Грецией, которые сразу как то не задались…

Душ на яхте был не единственным фактором, который рисовал мрачные морщины на челе каждого, понимающегося в кокпит. Всю ночь, и с утра, дул ветер. Прямо в марине, на стоянке, дуло 18 узлов, и я отлично понимал, что стоит нам выйти в море, ветер только усилится. Нам предстояло в этот день идти обратно в Турцию, а значит пересекать Родосский пролив встречным курсом. Откровенно говоря, мне было трудно принять решение о выходе из марины, тем более что качественного прогноза погоды в офисе марины мне получить не удалось. Тогда я предпринял последний, и как оказалось, самое действенный способ, разрешить свои сомнения – посоветовался с харбормастером Никосом. На вопрос о погоде, ветре в проливе и вообще ближайших перспективах Никос встал в позу оракула, который устанавливает контакт с всевышним. Видимо, загрузив из небесной канцелярии актуальные данные, он сообщил глубокомысленно: «Думаю, друг, хуже не будет». Почему то это простая и короткая фраза решила все мои сомнения, и я дал команду к выходу.

Экипаж нашей яхты, помятуя непростую швартовку, был собран и исполнителен. Получив от Никоса паспорта с обратным штампом «Check-out”, мы отдали швартовы и вышли в море. Ветер, как и предполагалось, усилился, вышел на уровень 20-22 узла. Мы, памятуя размеры и мощь своей яхты, поставили полные паруса, отрегулировали их так, чтобы нас не слишком валяло, и на 9 узлах помчались через пролив.

Пройдя через пролив, мы планировали попасть в залив Хисарони, но направление ветра было таким, что мы не смогли попасть в него с первого раза. Не слишком приближаясь к берегу, чтобы не потерять темп, мы пошли в лавировку. Всей команде очень понравилось отрабатывать повороты, и примерно на четвертом галсе мы зашли в нужный нам залив. Каково же было наше разочарование, когда ветер «выключили» сразу, как только мы зашли в залив.

Вы бы видели глаза моей команды в этот момент! Они то уже привыкли, что как только мы выходим в море, начинаются волны, ветер и прочий экстрим. А тут мы вроде в море, а такое впечатление, что все это просто маленькое озерцо в лесу. Чтобы снять психологические дискомфорт, мы приступили к обеду прямо на воде, в дрейфе.

Убедившись в процесс обеда, что никаких надежд на появление ветра нет, мы включили дизель. Здесь и далее я должен выразить благодарность Стиву Джобсу и его команде за замечательный продукт – Ipad. Программа ISailor, которой я всегда пользовался, и скриншоты из которой иногда здесь привожу, мне очень помогала, особенно при движении с дизелем. Я установил, как и многие яхтсмены, IPad рядом с автопилотом, и служил интерфейсом между ними. Жду не дождусь, когда они начнут договариваться сами…

Нам пришлось всего несколько часов жечь солярку, прежде чем мы достигли нужной нам бухты. Бухта, как и населенный пункт, называлась Soqut. Лично для меня это место и соответствующий ресторан означает только одно – осьминоги. Такие очень вкусные жаренные осьминоги. О чем я и сообщил сразу же всему экипажу. Едем, говорю, кушать осьминогов, ибо делать здесь больше ну совершенно нечего.

Именно с настроением съесть все запасы осьминогов мы подошли к пирсу, но – нам отказали в швартовке. Действительно, у пирса стояла регата «Восток Сервис», и, видимо, заняла полностью все возможные места. Неужели мы сегодня без осьминогов на ужин, пронесся безмолвный вопрос над палубой? Но мы нашли решение – встали неподалеку на буек. Немного подумав, и на второй буек – лодка большая, а соседей много. Начнет крутить – хлопот не оберешься.

Естественно, после замечательной парковки без единого потраченного нерва, приняв дозу джин-тоника, мы решили заказать себе в ресторане столик на ужин. Естественно, для того чтобы это сделать, следовало спустить нашу маленькую надувную лодочку «тузик» на воду. После некоторой беготни по палубе, мы подняли тузик спинакер-фалом, и торжественно опустили его на воду. Прицепив мотор, мы попытались его завести… но… вот уже полчаса…

Многие, читающие сейчас этот текст, могут представить себе в красках эмоции, которые испытывает мужчина, дергающий за веревку стартера полчаса подряд без результата. Представили? А теперь представьте, что через полчаса ему приходит в голову осмотреть двигатель и найти выключенный флажок подачи топлива? Ну вот, теперь мы знаем, что вам не нужно переписывать все те слова, которые были произнесены на всю бухту по этому поводу.

Так или иначе, Руслан, который и выступал в роли заводящего двигатель, был признан самым разбирающемся в его устройстве, и назначен перевозчиком. Делегация отправилась на берег и успешно забронировала столик, а еще через пару часов и все мы отправились, чтобы отметить первое мая, чудесное спасение от морских напастей и греческих пограничников.

Я, как и полагается капитану, покидал корабль последним, вместе с еще одним матросом. И когда мы были уже в шаге от тузика, вдалеке я заметил отблеск молнии. Ох, подумал я, оглядывая развешенные сушиться вещи, как все это опасно… Мы убрали все вещи с палубы, и постарались закрыть все иллюминаторы (пишу «постарались», потому что один все же не заметили, и один матрац был таки подмочен). И действительно, стоило нам перебраться в ресторан, и сесть за столик, пришла гроза.

Осьминоги… Единственное блюдо, которое у турков не получается испортить, это жаренные на гриле осьминоги. Почему то этот ужин мне заполнился удивительным духовным единением команды. Все заказали одно и то же блюдо, и похрустывая вкуснейшими осьминогами, обсуждали Достоевского, запивая белым вином DLS.

02.05 – Яичница. При ресторане Soqut есть отличные душевые. Устав от вынужденных купаний в маленьких санузлах на яхте по вине греков, вся команда отправилась в душевые. Но именно в это время за той же свежестью отправились и все участники корпоративной регаты. Очередь сформировалась катастрофическая. Но затянувшееся ожидание было полностью компенсировано приятными ощущениями. Умиротворение, накатившееся на нас после душа, было настолько явным, что выход в море был под угрозой…

Пока мы предавались разлагающим солнечным ваннам на берегу, и потихоньку перебирались на яхту на тузике, мы стали невольными наблюдателями гонки на тузиках, проводимой участниками регаты «Восток-Сервис». Зрелище, доложу я вам, удивительно веселое. Когда на тузик (а это напомню, очень маленькая резиновая лодочка), усаживаются 4 человека, она оказывается в полузатопленном положении, и ведет себя крайне неустойчиво. Ну а когда эти четыре человека начинают еще и грести в разнобой, толкая веслами друг друга, тут и до переворота недалеко. Не всем участникам этой веселой регаты удалось вообще начать двигаться в нужном направлении, а некоторые оказались в воде всем составом. Однако под общий хохот и улюлюканье некоторые прошли требуемую дистанцию.

Вдоволь нахихикавшись, мы отшвартовались от буйков и направились в одну из самый крупных и приятных марин побережья – «Марти марину». Кто-то говорил мне, что Марти означает чайка. Ветра, как водится в этих местах, почти не было, и двигаться пришлось на дизеле.

Когда мы вышли, примерно через 20 минут, из бухты показались яхты корпоративной регаты «Восток-Сервис», которая занимала весь пирс в Союте. Когда около 20 лодок одновременно двигаются по бухте, да еще довольно стройно, в ряд, зрелище впечатляет. А когда они все встали точно в нашем направлении – мелькнула мысль «Может мы что то взяли лишнего?». Но вскоре все лодки повернули куда-то в сторону греческого острова Simi и можно было расслабиться.

Около 20 миль до Марти марины мы двигались в отличном настроении, предвкушая встречу с тем местом, где началась моя яхтенная карьера. Ветер появлялся периодически, и посколько нескольких попыток использовать его для движения мы поняли, что это практически невозможно. Конечно, если мы двигались в режиме регаты, может быть, потеряв несколько дополнительных часов, мы все же прибыли бы к месту назначения, но это того не стоило.

На подходе к Марти марине, в заливе, мы встретили участников традиционной регаты «Чайка марти», которая проходит в мае в этом месте ежегодно. Пообщавшись со знакомыми шкиперами и пожелав удачи, мы отправились к Заячьему острову, где в маленьком проливе бросили якорь.

Заячий остров назван так неспроста. Не смотря на свои скромные размеры, и весьма небогатую растительность, там действительно водится множество зайцев. Чем они там питаются, непонятно, но естественных врагов у них там явно нет, а плавать они не умеют, вот и видимо и размножаются.

Наши девушки не могли пропустить встречу с зайцами, и мы снова спустили на воду наш тузик. Теперь пуск двигателя прошел значительно удачнее, и наш бравый перевозчик приступил к своим прямым обязанностям. Как только девушки высадились на остров, они бросились в рассыпную, видимо имитируя поведение зайцев, и этот маневр оказался оправданным. В течение первых же 15 минут нахождения на острове один из зайцев попался в объектив фотоаппарата.

Когда фотоохота на зайцев подошла к концу, мы все перешли к изучению достопримечательностей. Любой, даже самый заброшенный турецкий уголок содержит достопримечательности, и заячий остров – не исключение. Нам удалось идентифицировать элемент древней крепости, стену с бойницей, и огромную яму правильной формы, похожей на амфору, видимо для приготовления вина. Изучение достопримечательностей было сопряжено с некоторым риском для здоровья, т.к. остров не был оборудован дорожками для прогулок, и нам приходилось лазать по достаточно крутым осыпям. После того, как одна из участниц исследований чуть не полетела кубарем вниз, мы решили прекратить исследования и вернуться на яхту. Уже на берегу встретили морского ежа, почти живого.

Вернувшись на яхту, обменявшись любезностями с капитанами соседних яхт, мы отправились швартоваться в Марти марину. Марти марина встретила нас изумительным уровнем сервиса. На входе сразу после нашего появления на резиновой моторке (тузиком это назвать язык не поворачивается, размеры довольно внушительные) нас встретил служащий марины, и помог пришвартоваться.

С тех пор, как в прошлом году я учавствовал в регате Чайка Марти, марина значительно изменилась. Было очевидно, что турки имеют серьезные намерения относительно роста инфраструктуры этой марины. Словами не передать, насколько в Марти марине стало уютно – не всякий 5-ти звездочный отель на побережье имеет столько красиво оформленную территорию. Единственное, что внесло некоторый осадок – дополнительные 5 евро за электричество, и еще 5 евро за Wifi. Если бы все эти мелкие платежи были включены в единый тариф за парковку, было значительно проще все воспринимать. Кажущаяся гибкость в тарифной политике обернулась для турков нашим ярко выраженным недовольством.

На ужин мы были приглашены к участникам регаты «IT leaders club». Они были настолько любезны, что прислали за нами автобус, и отвезли всю нашу бригады к себе в ресторан. Наверное, это был самый быстрый ужин в ресторане за нашу поездку, так как нас ждали и еда была уже готовой. Как будто в самолете, нас просто спросили – meat or fish и мы были накормлены. К сожалению, наша команда чувствовала себя уставшей от перехода, и нам не удалось полностью влиться в коллектив «IT leaders club», но стаканчик виски у бассейна я все же успел пропустить, не смотря на неодобрительное бурчание команды «ну вот, мы тут домой хотим, а капитан там накатывает».

03.05 – Яичница, в процессе приготовления которой был зафиксирован критический уровень продуктов. Делегация была срочно отправлена в супермаркет для пополнения запасов, а оставшиеся участники нашего путешествия приступили к мойке палубы. Мойка палубы выступала в роли скорее воспитательного элемента нашего путешествия, однако эстетический эффект так же трудно переоценить.

Наша делегация, производящая закупки, чудесным образом встретила представителей красноярской телекомпании ТВК, желающей взять интервью у яхтсменов. Поскольку мы полностью подходили на эту роль, почти все что-нибудь наговорили в камеру. По моему скромному мнению, благодаря нашему участию выпуски ТВК стали значительно более насыщенными!

Тем не менее, не смотря на нехватку продуктов и массовые интервью, нам почти вовремя удалось отшвартоваться и выйти в следующий рейс. Переход был запланирован в бухту Serce, и благодаря слаженной работе команды, на полных парусах, мы влетели в бухту уже в 15:00. Каково же было наше разочарование, когда мы осознали, что стоянка в этой бухте даже днем выглядит довольно опасной, а ночью скорее невозможной. На чартах, да и фактически, бухта выглядела отличной, закрытой от волн и ветра, вытянутой формы. Однако, именно в тот день, ветер залетал откуда то из ущелья, и стоянка на якоре получилась совершенно некомфортной.

Бросив якорь в нескольких местах, мы выбрали наименее безопасное, и принялись обедать. Наши замечательные девушки сделали нам ризотто, и если бы не шквалы, пробивающие через тенты, обед можно было считать удавшимся на отлично. Пока мы с легким напряжением обедали, с противоположного берега в нашу сторону направилась маленькая лодочка. Преодолевая волны и ветер, турок греб к нам. При близком рассмотрении он оказался торговцем всякой мелочью,  и из уважения к его труду, мы скупили у него почти весь арахис в медовой глазури, и какие-то цветные тряпочки, которые он уверенно именовал шелковыми платками.

Отпустив торговца, мы приняли коллегиальное решение уйти из Serce в какую-нибудь другую, более гостеприимную бухту. На полных парусах, попутном ветре и включенном дизеле, мы со скоростью чуть больше 8-ми узлов, перешли в Чифтлик.

Уставшие и голодные, мы сразу же решили не останавливаться на якоре в середине бухты, а встать к причалу местного ресторанчика с весьма распространенным  названием Deniz. Швартовка прошла без приключений, если не считать того, что на причале не оказалось нормальных розеток для подключения электричества. Представитель ресторанчика долго искал переходники, и после нескольких попыток мы включились. На соседнем пирсе, у другого ресторана, шумной толпой была пришвартована памятная нам по Soqut корпоративная регата «Восток Сервис». По совершенно непонятным причинам, она вызывала у нас легкое раздражение.

Вскоре после швартовки, к нам прибыли соседи, и принялись швартоваться рядом. Соседи оказались весьма необычной парой из двух молодых людей. Сначала они чуть не порвали нам муринг килем, потом стали швартоваться, не вывесив ни одного кранца, и напоследок, оказались русскими… Не знаю, какой из фактов вызвал в нас больше удивления, но когда эти парни поставили у себя в кокпите бутылочку вина и двумя бокалами, и сели в какие-то особенные позы, лично у меня возникли серьезные сомнения не только в их морском профессионализме, но и в половой ориентации.

Пока наши соседи швартовались, моя команда уже почти в полном составе была на берегу. Кроме песочного пляжа, там не нашлось ничего примечательного, и все организовано отправились в магазин. Ах, как было приятно после уже почти забытого Стамбула оказаться в магазинчике, торговавшем контрафактом. Долче габбана, Адидас, Пума и все прочие известные миру торговые марки были представлены по единой цене – 30 евро за вещь. Все бросились мерить, радоваться, и, пожалуй, апофеозом всей этой вакханалии шопинга было приобретение на всю команду одинаковых поло фирмы Paul&Shark. Наверняка, ни Paul, ни тем более Shark не были в курсе относительно такого дизайна их футболок, но для неопытного глаза обывателя, все было очень прилично, и главное, по яхтенному. Явившись в одинаковых футболках в Deniz Restourant, мы вызвали вдвое больше уважения, и почета, чем обычно.

Кроме бесплатной парковки, электричества и доступа к пляжу, ресторан Deniz предлагал нам еще и доступ к сети Интернет Wifi. Изголодавшийся по общению с миром экипаж бегал в ресторан к заветному радиодоступу каждые полчаса. Особенные счастливчики своими гаджетами умудрялись достреливать до ресторана прямо с борта яхты, кто-то сидел в Интернет с пляжа, вообщем, обычное вечернее общение в коллективе не сложилось, все были увлечены доступом в мировую сеть.

04.05 – Яичница. Утро последнего дня нашего морского круиза ознаменовалось двумя милыми моментами. Во-первых, я узнал, что тоже наконец начал храпеть по ночам. Во-вторых, мы попытались съесть с яичницей сардельки, купленные вчера в Марти-марине. Ни одно животное не пострадало при их изготовлении. Такой яркий вкус бумаги, заправленной соей и перцем, я, кажется, в своей жизни не припомню. Ну куда смотрит турецкий аналог Онищенко? Ну как можно производить и продавать такое? Неужели турки это едят? Эти и аналогичные вопросы мы задавали друг другу, пытаясь спасти от мусорного бака это чудо турецкой кулинарии. Не спасли. Они отправились в мусор.

Выпив с утра за день рождения моего сына, которого к сожалению, с нами не было, мы отправились в путь. Учитывая, что наше путешествие подходило к концу, мы постарались выполнить все необходимые и даже не слишком необходимые мероприятия. Начали с построения на палубе. Учитывая, что мы все были в одинаковых футболках, фотографировали не только мы, но и большинство окружающих. Потом включили ставший нашим гимном саундтрек из фильма «Пираты карибского моря» и вышли в море.

Наш путь лежал в сторону Мармариса, и составлял не более 8 миль. Учитывая, что это совсем недалеко, мы постарались извлечь максимум удовольствия из перехода. Девушки срочно разлеглись в купальниках на палубе, а матросы поставили паруса «бабочкой». Все, кто ходил «бабочкой», знают, насколько тонкий с точки зрения рулежки способ передвижения, поэтому повеселились мы вдоволь. Когда ветер стал стихать, на входе в бухту, мы начали выкидывать за борт на веревке народ, чем еще больше развеселили всех участников путешествия.

Войдя в бухту Мармариса в районе обеда, я решил не торопиться с заправкой и покупаться. Теперь я понимаю, что это было большой ошибкой, но тогда мне хотелось растянуть время пребывания на море, и мы бросили якорь, и приступили к обеду и купанию. Бухточка была особенно теплой, и купающаяся команда настолько разошлась, что доплыла до берега и обратно. Райское времяпрепровождение, не так ли?

Когда мы закончили приятный обед, мы отправились на заправочную станцию, чтобы заправить нашу яхту перед обратной сдачей в чартерную компанию. Время 3 часа, до чартерной компании миля-две ходу, казалось, что времени более чем достаточно. Однако ж не тут то было!

Мы попали в мир, который ментально можно охарактеризовать как «дом, милый дом», или еще «чертовы русские хамы». Как вы понимаете, в небольшой акватории Netsel марины, где находилась заправочная станция, не так то просто маневрировать, если у тебя одна из крупнейших парусных яхт на побережье, даже с подрулькой. Вокруг стоят миллионы долларов, воплощенные в многоэтажные моторные яхты VIP-класса, боковой ветер не дает встать на одном месте и расслабиться. Я, признаться, чувствовал себя не уверенно, еще и потому, что мне предстояло швартоваться лагом впервые в жизни. Но судьба повернулась тем самым местом, которое вместо удовлетворения приносит кучу нового жизненного опыта. Сначала немцы на маленькой 30-футовой яхточке влезли без очереди, а потом подошла банда «Восток-Сервис», и тут началась истинная вакханалия. Не знаю, чем руководствовались все эти ребята из Сибири, пытаясь пролезть в заправке по головам друг друга. Может быть тем, что «у них за все заплачено», может тем, что «они банда, и нас рать», может чем то еще. Но когда мы пытались все же напомнить им в процессе тесной рулежки, что мы тут раньше приехали и не могли бы они нас пропустить, они сообщали нам, что мы «наглые москали». Так еще меня никто не оскорблял. Я забыл, что паркуюсь лагом первый раз в жизни и вообще что у меня депозит на $1500. С помощью рывков двигателя далеко за 3000 оборотов, почти разряженной подрульки, я попер, как на обычной автомобильной заправке в Красноярске. Когда ребята из Восток-Сервиса поняли, что либо они меня пустят, либо у них будут новые дыры в бортах от моего якоря, вся эта масса расступилась, и мы заправились.

После приключения на заправке единение нашей команды вошло в ту фазу, когда уже можно было хоть в атаку, хоть в разведку. Девушки извинялись, что применяли для «Восток-Сервиса» слова из нецензурного лексикона, матросы просто бурчали себе под нос что-то нечленораздельное, сжимая кулаки. В таком настроении мы и прибыли к пирсу чартерной компании.

Не знаю, кто проектировал Пупе пирс, но его расположение четко вдоль песчаной мели и тут не дало расслабиться. Мне пришлось парковаться натурально бортом, проходя по ветру мимо пирса кормой, и мимо мели носом. Удивительно, как только паркуются те, кому ветер не помогает.

Процесс приемки яхты прошел не без проблем. Во первых, мы выяснили, что наши Waste танки пусты. Это означало, что мы злостно нарушали правила пользования прибрежными водами Турции и наши естественные отходы оказались в открытом море. Это стоило нам 60 евро. Потом выяснилось, что мы где-то как то оторвали крышку кормового  фонаря. Это стоило нам 70 евро. Потом мы чуть было не потеряли вместе с принимающим яхту турком аварийный горн, но он все же нашелся, и это нам ничего не стоило!

Так или иначе, после весьма эмоционального общения с турком по вопросу наличного либо безналичного приема денег, мы отправились в город Мармарис на старом знакомом розовом автобусе.

Тщательно отметив завершение нашего эпичного путешествия, закупив флэшек по Мармарису, мы вернулись на яхту, стали собираться, перекидывать друг другу фотографии. Оказалось, что собрать вещи значительно проще, чем дождаться, когда перельются тысячи фото и видео материала.

Такси в аэропорт должно было прийти ровно в 24:00, последняя флэшка была докачана в 23:55. На этой, несколько нервозной ноте, и закончилось наше пребывание на море.

05.05. – Такси должно было прибыть в 00:00. Фактически оно прибыло в 00:10, но мы успели понервничать. А как же мы начали нервничать, когда осознали, что этот турок только что из многочасового рейса, а впереди у него более 300 км по серпантину, и на его ответственности наши души! Вот тут сразу и вспомнились страшилки с перевернутыми автобусами в Турции, в которых массово гибли именно русские туристы.

Мы посадили рядом с водителем нашего представителя и отправились пытаться спать. 6 часов наш героический представитель развлекал турка в пределах возможностей языкового барьера. Они ходили пить кофе, кушать, беседовали о семье, судьба и прочих темах, которые не дали турку уснуть. Чудесным образом мы прибыли в аэропорт Анталии к 6 утра по местному времени.

Дальше наше путешествие было немного в тумане – мы не спали значительно больше суток. Помню только, что самолет из Анталии не мог сесть в Стамбуле, потому что были перегружены взлетно-посадочные полосы, помню, что в Стамбуле нас встречали у трапа и сразу провожали на регистрацию, как опаздывающую группу, и Duty Free осталось неохваченным, помню, как в Москве мы ждали, засыпая, следующего рейса, выписывая пиво кружку за кружкой… Больше ничего не помню.

Но очень жду повторения этого отличного путешествия.

 

Отзывы

Добавить отзыв